Дэвид Гарригес. Интервью йога, испытывающего трудности.

9 февраля 2017 - Гомонова Марина
Дэвид Гарригес. Интервью йога, испытывающего трудности.

Автор: Дэвид Гарригес
Перевод: Оксана Соломатина
Редакция: Анна Глинко
Источник: http://ashtangayoga.club/texts/44

 

 

Джой: Должен ли йогин сталкиваться с трудностями?

Дэвид: Эффективность и интенсивность практики определяются способностью йогина постоянно испытывать себя, выходить за пределы каких-либо установок туда, где господствуют страх и неуверенность. Практику можно рассматривать как регулярное создание условий, при которых вы стремитесь преодолеть свои предполагаемые ограничения. И мастер йоги — тот, кто может легко использовать техники хатха-йоги, чтобы приблизиться к этим ограничениям, бросить себе как физический, так и психический вызов. Находясь в постоянном поиске вызовов, йогин начинает чувствовать себя комфортно в сложных ситуациях; он стремится использовать реальность, в которой испытывает трудности, чтобы стать сильнее. Оказываясь в состоянии дискомфорта, каждое мгновение вы также учитесь избавляться от отвращения к нему. Вы продолжаете расширять границы своего восприятия, а не сжимаете их. Сильные голоса внутри вас могут призывать минимизировать трудности, или избежать их, но вы противостоите, сопротивляетесь, или отрицаете эти голоса. Или принимаете их, но не реагируете привычным образом. Может показаться парадоксальным то, что часто приходится тратить так много сил, чтобы бросить вызов самому себе и столкнуться лицом к лицу с внутренними эмоциональными и физическими проблемами, которые и так докучают в повседневной жизни. Это нормально – реагировать на обычные ежедневные трудности, исключая при этом риск, который мог бы привести к положительным результатам. Вы можете окружить себя чрезмерным комфортом, стать слишком самодовольным, тем самым избегая решения проблем и внутренних конфликтов.

Может показаться, что не стоит углубляться в себя и намеренно искать трудностей. Но именно это и нужно, ведь практически автоматически действующие внутри вас механизмы будут мешать справляться с трудностями, способствующими личностному росту. Поэтому придется создавать искусственные условия, которые приведут к нужным для вас трудностям. Заставьте себя направлять свое внимание внутрь и заниматься самопознанием. Так вы научитесь оставаться в настоящем моменте, решая вашу внутреннюю задачу, и именно здесь начинается ваша практика.

Каждое утро вы добровольно создаете для себя трудности, которые носят целенаправленный характер и предназначены для того, чтобы выявить вашу реакцию, которая может быть пагубной как для себя, так и для других. Радуйтесь трудностям, чтобы научиться реагировать по-разному! Вы создаете искусственные условия, которые требуют от вас выдержки, равновесия, концентрации, оставаться сильным и пребывать в настоящем моменте при любых обстоятельствах. Вы развиваете мастерство, силу и гибкость, и, в конце концов, сможете использовать эти уроки и за пределами коврика, больше рисковать и лучше справляться с повседневными трудностями.

Джой: Внешние вызовы, как правило, принять гораздо легче, чем внутренние.

Дэвид: Да. Именно так, внешний вызов легче выявить, чем внутренний – как известно, жизнь трудна сама по себе. Но вы хотите добиться лучшего понимания при внутреннем испытании – когда вы сопротивляетесь внутренней психологической или эмоциональной проблеме, или собираетесь избегать, обвинять, или иным способом перемещать ваш внутренний дискомфорт во внешний мир. В этот непростой момент у вас должен быть выбор, то есть возможность привнести внутреннюю осознанность и испытать то, что вы чувствуете. Вы учитесь выявлять и наблюдать свою непроизвольную реакцию, которая побуждает закрыться, игнорировать, расстраиваться и уворачиваться. Благодаря этому, вы можете реагировать иным, новым для вас способом.

Практика очень важна потому, что помогает создавать внутренние вызовы. Когда вы научитесь регулярно принимать их, тогда и решать проблемы во внешнем мире станет легче, и также вы сможете понять, для чего нужны эти испытания.

Джой: Я только что прочитала статью в «Нью-Йорк Таймс» о хореографе Джероме Роббинсе, где сказано о том, что «он не противостоит аудитории так, как противостоит самому себе». Мне нравится эта цитата, но это так трудно — действительно добраться до причин противостояния самому себе, даже в практике. Мы можем обманывать себя. Как получается у практикующих йогу оставаться честными? Вот мой вопрос. Священные тексты говорят что-нибудь об этом?

Дэвид: Тексты содержат много историй, в которых даже богам приходится сталкиваться с вопросами целостности, и они поддаются лжи, гневу, ревности, жалости, и т.д., и страдают от последствий в виде проклятий, стыда, осуждения. Но суть этих историй заключается в том, что всем трудно принять внутренний вызов, заглянуть внутрь себя и научиться постоянно чувствовать полноту жизни. Тексты учат культивировать внутреннюю уравновешенность и бдительность, чтобы, не теряя преданности, отыскать и проявить свою истинную природу, и жить в гармонии с собой. Все мы подвержены лени и ведем себя в соответствии с устоявшимися привычками. Мы охотно обманываем себя, поэтому нужно так выстроить практику или создать такой метод, чтобы, благодаря противостоянию самому себе, можно было развиваться.

Джой: Вот почему Аштанга столь прекрасна, я думаю. Это система противостояния себе.

Дэвид: Я согласен. И Джером Роббинс указывает на то, что сосредоточение внимания на том, что происходит внутри вас, гораздо важнее, чем смотреть на что-либо внешнее. Когда вы понимаете, что внутри вас что-то заставляет встретиться с собой в борьбе за знания, то вы больше не пытаетесь никому угодить. Вы лучше других можете оценить свое развитие и усилия, о собственной мудрости никто не знает лучше вас, и ваши глаза — лучший инструмент для того, чтобы взглянуть на себя изнутри; это полезнее, чем пытаться увидеть себя глазами других.

Джой: Ок, давай поговорим об этой большой игре в психические «вышибалы». Так как же тебе, Дэвид, удалось закончить её и сделать это – сразиться с собой?

Дэвид: Кто сказал, что я закончил? Я все еще в игре, и я абсолютно точно одержим ею. Меня удерживает в ней сильная эмоциональная составляющая – в ней и заключается основной вызов. При возникновении трудностей я чувствую какую-то эмоциональную привязанность к моделям поведения, которые, хоть мне это и известно, удерживают меня. Я стараюсь стать лучше и уходить от различных препятствий, но всегда появляется новая форма привязанности, или что-нибудь из прошлого, от чего мне так и не удалось избавиться.

Кабир говорил: «Когда ум хочет порвать свою связь с миром, он все еще держится за что-то одно». Можно стать почти святыми во многих областях жизни, но все же останется некая непослушная часть нас, которая отказывается капитулировать, и мы будем продолжать цепляться за что-нибудь. Это как будто неотъемлемая часть нашей скрытой стороны, которая стремиться что-то делать и быть хорошим. Но мы должны продолжать борьбу и избавляться от каждой новой привязанности. Стихотворение заканчивается строкой: «Послушай, друг мой, очень немногие находят путь!» И это помогает мне оставаться настойчивым и продолжать развиваться.

Я хочу быть тем, кто находит путь к мудрости, я хочу исследовать творчество, я готов идти на жертвы, и я ищу пути, чтобы дать себе доброжелательного пинка, стараясь делать это так нежно, терпеливо и изящно, как это только возможно. Но это все еще остается пинком, который влечет за собой страдания и вызовы.

Джой: Я думаю обо всем этом, так как знаю – чтобы написать мой следующий сценарий, я должна столкнуться с трудностями. Я выскажусь, и мне станет легче. Моя жизнь без йоги весьма комфортна. Я знаю, что это звучит ужасно, по-снобски, бла-бла-бла, так рассуждает американский средний класс, но я действительно так думаю. И все же, оказавшись на коврике, сейчас мне очень трудно намеренно создавать себе неудобства. Тебе до сих пор тяжело в практике? Каким образом ты создаешь в ней соответствующие трудности?

Дэвид: В доме твоих родителей у меня был забавный и в то же время глубокий опыт практики рядом с изображением индейского вождя. Я чувствовал, что старый мудрец смотрел на меня, и он был заинтересован в том, что я делаю каждое утро, но это не очень сильно впечатлило его. Он как будто говорил: «Все хорошо, но продолжай двигаться дальше. Ты не так долго находился в поисках и приложил недостаточно усилий – сынок, ты должен добраться до сути, и на это потребуется время». Для меня это очень важно, чтобы мой внутренний вождь, или кто он там, одобрял то, что я делаю, даже если это нуждается в доработке.

Имея столько привилегий в жизни, легко можно было бы сделать вывод о том, что йога – это как-то несерьезно, и есть множество более важных и не терпящих промедления способов потратить время и энергию. Йога каждый день помогает воздействовать на все важные внутренние противостояния – это очень ценный подарок. Так или иначе, вы должны серьезно относиться к вашей практике, вашему росту и вашей потребности в углублении понимания своей индивидуальности. Чтобы практика стала по-настоящему мощной и глубокой, вы должны полностью принять то, что сознательно оказываетесь в трудных ситуациях, пребываете в них и наблюдаете за тем, куда все это приведет вас в исследовании вашей собственной личности.

Джой: Ох. Аштанга йога так трудна…

Дэвид: Да, и ты, Джой, занимаешься ею, чтобы по-особому проявить себя, что делаю и я, как учитель. Если я не продолжу повышать планку для себя, создавая новые возможности для преодоления трудностей, если я не буду разжигать внутренний огонь посредством практики, то я не смогу дать никаких творческих, глубоких, полезных советов своим ученикам.

Джой: Да, когда я была молодой девчонкой 22-х лет, мне нравилось испытывать себя на физическом уровне в асанах. Преодолевая трудности в позах, какое-то время я была полностью довольна собой. Но теперь это уже не актуально для меня. Теперь я практикую больше для того, чтобы добраться до внутренней сути трудностей. Вот почему я принимаю физический дискомфорт и работаю с ним.

Дэвид: Правильно! Пытаться испытывать себя только на физическом уровне – пустая трата времени. Вы ищете возможность заново родиться благодаря своей практике. Мне нравится, как Мохаммед Али сказал, что он ненавидит каждый момент тренировок, но продолжает заниматься потому, что хочет стать чемпионом. Мы склонны также использовать некие возвышенные идеалы, чтобы включиться в процесс тренировок. Но этот выдающийся человек просто озвучил, что тренировки – это АД! А каковы будут их результаты, зависит от затраченных усилий.      

Джой: Ха-ха. Ну да. Я учусь пребывать в условиях трудностей, чтобы познать себя. Так как же приблизиться к большему противостоянию с самим собой?

Дэвид: Придется заставлять себя выходить из зоны комфорта, и надо ценить опыт, полученный благодаря этому. И относитесь ко всему проще. Таким образом, когда появляется сложность, но вы терпимо к этому относитесь, сопротивления не будет.

Джой: Ты не мог бы разъяснить это?

Дэвид: Простота и аскетизм усиливают противоборство.

Джой: Потому, что в этом случае меньше отвлекающих факторов?

Дэвид: Да! Ограничения отсекают привычки и установки, которые мы используем, чтобы избежать противостояния с самим собой. Например, физически и метафорически голодание или ограничения в питании сокращают уровень жира в теле, т.е. позволяют избавиться от излишков. То, что не является нашей естественной частью, уйдет. Не получится ничего сохранить, если у вас есть так много всего ненужного. Когда появляется что-то новое, для него необходимо освободить место. Есть так много излишеств и послаблений – еда, напитки, алкоголь, потребительство, социальная активность, трудоголизм, зависимость от телефона и/или интернета – все это мешает при столкновении с самим собой.

Джой: В этом есть смысл.

Дэвид: И напоследок, помните, что слово «столкновение» необходимо для того, чтобы обозначить возможность встречи с самим собой. Но при этом приходит и понимание того, что вы как личность – нечто удивительное, способное размышлять и наслаждаться. Ом!

 

Рейтинг: 0 Голосов: 0 667 просмотров
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!